Гришко Антон Сергеевич
Гришко Антон Сергеевич
Адвокат, заместитель управляющего партнера Адвокатского бюро Санкт-Петербурга «Гестион»

В октябре 2016 года Конституционный Суд РФ вынес Определение, которое многие юристы посчитали знаковым. О том, что  это за документ и какое значение он может иметь для адвокатского сообщества расскажет наша новая статья.

Суть дела такова. Адвокаты Бадамшин и Алиев подали в Конституционный Суд жалобу и попросили проверить на соответствие Конституции ст.18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Как указали заявители, данная норма сформулирована туманно. Она же предполагает, что адвокат для встречи со своим клиентом в СИЗО обязан получить от следователя (или дознавателя) ведущего производство, уведомление о своем допуске в дело в качестве защитника. Именно эту бумагу требовали от них работники СИЗО и не разрешали свидание с подзащитной- небезызвестной Карауловой В. ( ныне- Ивановой А.), пытавшейся отправиться в Сирию, чтобы примкнуть к ДАИШ (ИГИЛ).

Попытка обжаловать данное требование в судах общей юрисдикции закончилась неудачей и адвокаты обратились в КС России с просьбой проверить законность нормы.

Скажем сразу — статья закона, на которую указывали заявители сформулирована предельно ясно и четко. Для свидания с подзащитным она обязывает адвоката предъявить только удостоверение и ордер. Более того, эта же статья содержит фразу, что «истребование других документов- запрещается».

Кстати, лет пятнадцать назад Правила внутреннего распорядка СИЗО (ныне уж недействующие) как раз и требовали, чтобы адвокат для встречи с  клиентом предъявлял работникам изолятора бумагу, подписанную следователем/дознавателем о своем допуске к участию в уголовном деле.

Однако КС РФ ещё в 2001 году вынес Постановление № 14-П которым признал несоответствующей Конституции практику, когда конституционное право на помощь адвоката регулируется какими-то ведомственными регламентами и правилами.

Затем по данному вопросу выступил и Верховный Суд России. В Постановлении № 93пв-02 от 02.10.2002 года он также указал, что норма внутреннего распорядка, предусматривающая возможность требовать от адвоката для встречи с подзащитным дополнительных документов не соответствует закону.

После этого законодатель и ввел в статью 18 закона о содержании под стражей прямой запрет на истребование дополнительных документов. Ну, а Минюст РФ в октябре 2005 года издал Приказ № 189, которым утвердил новые правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы. Этот документ уже не содержал нормы, позволяющей требовать от защитника иных бумаг кроме ордера и удостоверения.

Казалось бы проблема решена? Но нет. Практика истребования работниками СИЗО от адвоката дополнительных документов живет и здравствует. Это и вынудило защитников Карауловой (Ивановой) обратиться в Конституционный Суд.

Собственно вынося данное Определение (№ 2358-О) КС РФ только подтвердил позицию по этому вопросу. Не более того. Для начала судьи сослались на свое же Постановление № 14-П и еще раз указали заявителям, что  выполнение адвокатом своих обязанностей по защите граждан не может зависеть от воли следователя или дознавателя. Далее КС РФ дополнительно процитировал УПК РФ и заметил, что данный Кодекс допускает адвоката к участию в процессе только при предъявлении удостоверения и ордера.

Что же касается ст.18 закона о содержании под стражей, то она, по- мнению судей, также запрещает требовать от защитника дополнительных документов. При этом решение администрации СИЗО отказать адвокату в доступе к подзащитному не может основываться на том, что она не имеет сведений о его вступлении в дело в качестве защитника.

И, наконец, КС РФ подчеркнул, что оспариваемая норма не содержит никакой неопределенности и отказал в рассмотрении жалобы.

Ну что тут сказать? Ничего нового данное Определение не содержит. КС РФ, как бы урезонил работников СИЗО и следователей, погрозив им пальцем: нельзя мол требовать от адвоката больше того, чем предусмотрено законом. Честно говоря, об этом и так все знали.

Таким образом, тезис о том, что закон имеет неясную формулировку- это миф. Не более того. К сожалению он имеет хождение не только среди «домохозяек», но и юристов. На самом деле вопрос решен еще 15 лет назад КС и ВС РФ, а также Минюстом. Но проблема тем не менее осталась. Только вот решать ее надо уже на уровне Федеральной службы исполнения наказаний. Именно локальные нормативные акты этого ведомства и приказы должностных лиц ставят сейчас препоны адвокатам, а чиновники следственных изоляторов требуют дополнительные уведомления от защитников.

В этих условиях руководство Федеральной палаты адвокатов России должно скрупулезно фиксировать подобные случаи и доводить их до сведения ФСИН. Более того, именно руководство ФПА опираясь на действующее законодательство должно совместно с ФСИН решить этот вопрос. А законодатель, Конституционный Суд РФ и Минюст уже давно сказали свое слово.

Оцените эту страницу!
[Всего: 0 Средний: 0]

Смотрите также:

Поделиться

VK
Skype
WhatsApp
Telegram
Email
Print

Остались вопросы по услугам?

Отправьте свои контактные данные. Менеджеры свяжутся с вами при первой возможности и проконсультируют об услугах, которые могут быть полезными в Вашей, возможно, уникальной ситуации. Мы очень внимательно относимся к каждому клиенту и приложим все усилия, чтобы решить проблему.

Не обязательно

Получайте регулярную рассылку публикаций и новостей от компании «Гестион»

Отправляя эту форму, вы даёте своё согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности

Рейтинги и достижения

Рейтинг RAEX Гестион
Право ру рейтинг Гестион
Коммерсант рейтинг Гестион
Деловой Петербург рейтинг
White square journal рейтинг Гестион
BUHRaiting Гестион
Прокрутить наверх

Заказать обратный звонок

Специалист ответит в рабочее время:
ПН-ЧТ: 10:00 - 19:00
ПТ: 10:00 - 18:00