Артем Лызин
Артем Лызин
Генеральный директор ООО «Гестион» (г. Москва), эксперт по вопросам корпоративного права.

Участники ООО, принимая решения, отнесенные законодательством к их компетенции, изменяют как свои права и обязанности, так права и обязанности Общества, а также регулируют хозяйственную деятельность ООО. Все вопросы, отнесенные законом к компетенции участников Общества, можно разделить на три группы – их мы и рассмотрим в статье.

Первая группа — вопросы, касающиеся Общества, как юридического лица

В первую группу входят вопросы, касающиеся Общества как юридического лица. Они являются исключительной прерогативой собрания участников и излагаются в п. 2 ст. 33 Закона «Об ООО» и пп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ.

К ним относятся:

  • внесение изменений в устав или использование типового устава;
  • изменение фирменного наименования общества;
  • изменение места нахождения ООО;
  • уменьшение или увеличение размера уставного капитала, в том числе – за счет принятия в состав участников нового лица;
  • избрание и досрочное прекращение полномочий ревизионной комиссии (ревизора) общества;
  • избрание коллегиального органа управления (совета директоров) (пп. 1 п. 3 ст. 66.3 ГК РФ);
  • утверждение годовых отчетов и годовых бухгалтерских балансов;
  • распределение чистой прибыли общества между участниками;
  • реорганизация и ликвидация общества.

На первый взгляд такие компетенции, как избрание ревизора и распределение чистой прибыли, выпадают из данного списка и напрямую не затрагивают ООО как субъект правоотношений. Но не стоит спешить с выводами.

Действительно, п. 6 ст. 32 относит ревизора (комиссию) к органам управления Общества. Однако основная функция ревизионной комиссии (ревизора) – это предоставление участникам ООО полной и достоверной картины о состоянии дел Общества. На основании отчета ревизора участники принимают решения, в том числе и касающиеся фирмы.

Вопрос о распределении чистой прибыли также имеет непосредственное отношение к Обществу. До распределения прибыль принадлежит ООО, собственники вправе разделить ее или пустить деньги в оборот.

Отметим, что эти компетенции не являются безусловными правами участников на принятие по ним решений. Исключительными – да. Но никак не безусловными. Исключительные права по данным вопросам ограничиваются законом.

Так, обладая признаками банкротства, Общество распределило чистую прибыль между владельцами. Однако судьи признали такое решение недействительным, так как в соответствии с п. 1 ст. 29 Закона «Об ООО», фирма «не вправе принимать решение о распределении своей прибыли между участниками общества, если…  оно отвечает признакам несостоятельности (банкротства)…» (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18.10.2005 № Ф04-5618/2005(14376-А81-11)). 

Или другой пример. П.п. «р» п. 1 ст. 23 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» требует от уполномоченной ИФНС отказать в государственной регистрации компании и изменений в ЕГРЮЛ, когда у «регистрирующего органа есть подтвержденная информация о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений». Регистрируя компанию или меняя ее адрес, предприниматели частенько указывают в качестве места нахождения ООО недостоверный адрес или адрес массовой регистрации. Данный факт является основанием для отказа регистрации Общества или внесения изменений в ЕГРЮЛ (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.10.2017 № Ф06-25051/2017 по делу N А12-3313/2017).     

Говоря о полномочиях участников по принятию решений в отношении ООО как юридического лица, нельзя не упомянуть и о праве собственников образовывать исполнительные органы фирмы, досрочно прекращать их полномочия, а также передавать полномочия единоличного исполнительного органа управляющему (пп. 2 п. 2.1 ст. 32, пп. 4 п. 2 ст. 33 Закона «Об ООО»). Другое дело, что данная компетенция не является исключительной. Если в Обществе сформирован и функционирует Совет Директоров, то владельцы компании вправе передать решение этого вопроса на рассмотрение коллегиальному органу.

Вторая группа — вопросы, касающиеся правового положения участников

Следующая группа компетенций затрагивает положение самих участников и их долей. В эту группу входят:

  • предоставление и прекращение дополнительных прав и (или) обязанностей совладельцев;
  • ограничение размера доли участника;
  • утверждение денежной оценки имущества, вносимого для оплаты долей в уставном капитале либо размера денежной компенсации при досрочном прекращении у общества права пользования имуществом, переданным ему в качестве оплаты доли;
  • запрет или ограничение возможности участникам совершения сделок с долями в уставном капитале;
  • предоставление участнику согласия на залог принадлежащей ему доли;
  • выплата стоимости доли кредитору участника ООО при обращении взыскания на долю;
  • определение возможности выхода из состава участников;
  • внесение участниками вкладов в имущество общества;
  • оплата обществом услуг аудитора при проведении им проверки по инициативе одного из участников;
  • предоставление согласия на заключение крупной сделки размером более 50% балансовой стоимости активов.

Как мы уже отметили выше, эти компетенции касаются уже правового положения участников и напрямую не затрагивают ООО как субъект правоотношений. Действительно, Общество не участвует в этих правоотношениях, и они не направлены на изменение правового статуса фирмы. Исключение составляет только предоставление согласия на заключение крупной сделки размером более 50% балансовой стоимости активов. Это полномочие выглядит диссонансом на фоне других компетенций.

На первый взгляд предоставление согласия никак не влияет на правовое положение участников и на проведение сделок с долями. Тем не менее одна неудачная крупная сделка может не только обанкротить ООО, но и привести участников к банальной субсидиарной ответственности (ст .61.11 Закона «О несостоятельности»). А это уже напрямую затрагивает интересы владельцев Общества.

К слову, в начале «нулевых» исполнительные органы ООО довольно часто превышали свои полномочия и нарушали права собственников по данным вопросам. И это никого особенно не удивляло. Так, руководитель Общества мог запросто принять решение, отнесенное Уставом к компетенции собрания и самостоятельно оформить передачу доли и выход субъекта из состава участников «без решения общего собрания общества… с превышением полномочий, установленных законом» (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа по делу № А53-12892/03-С4-10 от 09.08.2004). Сегодня, конечно, подобные ситуации невозможны.

Третья группа — вопросы оперативно-хозяйственного характера

Следующий круг вопросов носит оперативно-хозяйственный характер.  Поэтому данные полномочия не относятся к исключительной компетенции участников Общества.  Сособственники компании вправе передать данные вопросы в ведение Совета Директоров. Это такие полномочия, как:

  • определение основных направлений деятельности ООО, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций;
  • утверждение внутренних документов фирмы;
  • принятие решения о размещении обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;
  • назначение аудиторской проверки, утверждение аудитора и определение размера оплаты его услуг;
  • создание филиалов и открытие представительств общества;
  • одобрение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность общества;
  • одобрение крупных сделок размером от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов ООО.

            Ну и, наконец, владельцы фирмы вправе закрепить за собой вопросы, касающиеся:

  • заключения обществом сделок, в том числе совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности;
  • приема на работу сотрудников и установления им размера заработной платы;
  • премирования сотрудников и определение размера премий.

Несмотря на кажущуюся обыденность этих вопросов в деятельности ООО, они имеют важное значение для нормального функционирования Общества. Так, многие предприниматели уверены, что определение основных направлений деятельности не является такой уж важной компетенцией и легко передают это право иным органам управления.

Однако это заблуждение легко развеять судебной практикой. Например, директор фирмы, занимающейся захоронением твердых коммунальных отходов (ТКО), в рамках своей компетенции заключил дополнительное соглашение и расторг договор аренды земельного участка, куда вывозились отходы. В результате руководитель «фактически лишил данное общество возможности заниматься основным видом деятельности», и оно приостановило работу (Постановление ФАС Уральского округа по делу № А71-58/2007 от 08.11.2007).

Или другой вариант: обиженный на собственников директор подал заявление на аннулирование лицензии и лишил ООО возможности вести хозяйственную деятельность (Постановление Президиума ВАС № 17697/11 от 05.06.2012).

Участники могут оставить в своей компетенции и вопросы премирования работников фирмы. Особенно в том случае, если не доверяют руководителям ООО, которые устанавливают себе и сотрудникам щедрое вознаграждение. При этом исполнительные органы могут действовать с таким размахом, что выписанные ими себе и подчиненным премии существенно «снижают распределяемую между участниками прибыль» (Постановление ФАС Северо-Западного округа по делу №А56-72647/2011 от 21.01.2013). Учитывая подобную опасность, совладельцы успешных ООО предпочитают самостоятельно устанавливать границы премирования работников.

Говоря о правах участников, нельзя не признать того факта, что собственники ООО частенько и сами нарушают положения Устава, принимая решения вне рамок своей компетенции. Например, приостанавливают полномочия лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, хотя устав не предусматривает возможность принятия такого решения общим собранием (Постановление ФАС
Западно-Сибирского округа от 26.10.2011 по делу № А45-1711/2011).

Выводы

Итак, решения участников можно условно разделить на три группы: в отношении Общества, его хозяйственной деятельности, а также в отношении себя, как собственников фирмы. Правоотношения, на которые направлены эти решения, определяются государством и перечисляются в законах. При этом власть может изменять данные правоотношения и таким образом влиять на решения участников.

Например, ФЗ № 25 разрешил участникам ООО с 01.03.2022 утверждать годовые отчеты и бухгалтерские балансы на заочном собрании. Следовательно, вступая в правоотношения по поводу утверждения отчета и баланса ООО, собственники Общества теперь вправе выбрать формат собрания (очный или заочный), на котором будут приняты эти решения.

С другой стороны, если собственники ООО решат принять в состав участников гражданина-банкрота или вступить в международную ассоциацию, в которую входят компании из недружественных стран, то эти решения не будут иметь силы. Государственные органы просто не дадут их исполнить.

Исходя из этого, объектом процесса принятия решений участниками ООО являются перечисленные в нормативных актах правоотношения, по поводу которых владельцы Общества в рамках, установленных законом и уставом, вправе принимать легитимные решения.

Оцените эту страницу!
[Всего: 2 Средний: 5]

Смотрите также:

Поделиться

VK
Skype
WhatsApp
Telegram
Email
Print

Остались вопросы по услугам?

Отправьте свои контактные данные. Менеджеры свяжутся с вами при первой возможности и проконсультируют об услугах, которые могут быть полезными в Вашей, возможно, уникальной ситуации. Мы очень внимательно относимся к каждому клиенту и приложим все усилия, чтобы решить проблему.

Не обязательно

Получайте регулярную рассылку публикаций и новостей от компании «Гестион»

Отправляя эту форму, вы даёте своё согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности

Рейтинги и достижения

Рейтинг RAEX Гестион
Право ру рейтинг Гестион
Коммерсант рейтинг Гестион
Деловой Петербург рейтинг
White square journal рейтинг Гестион
BUHRaiting Гестион
Прокрутить наверх

Заказать обратный звонок

Специалист ответит в рабочее время:
ПН-ЧТ: 10:00 - 19:00
ПТ: 10:00 - 18:00