Написать письмо Заказать звонок
Улица 1905 года 8 (495) 287-60-01
Невский проспект 8 (812) 612-00-71

Субсидиарная ответственность контролирующих лиц компании

Лариса Николаевна Чеховских - Адвокат

26.05.2014

Если конкурсной массы должника не хватает для удовлетворения требования конкурсного кредитора, то арбитражный управляющий или конкурсные кредиторы могут при наличии оснований добиваться привлечения к субсидиарной ответственности по долгам должника контролирующих его лиц.

В последнее время институт субсидиарной ответственности контролирующих лиц за доведение юридического лица до банкротства набирает свою популярность.

Субсидиарная (дополнительная) ответственность - это разновидность гражданско-правовой ответственности, которая повторяет ответственность основного должника перед тем же кредитором.

С точки зрения законодательства контролирующее лицо - это лицо, которое имеет, либо имело в течение менее чем двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника. Определять действия должника значит принуждать руководителя или членов органов управления должника, либо оказывать определяющее влияние на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

Контролирующим должника лицом в силу статьи 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) могут быть признаны:

1) члены ликвидационной комиссии,

2) лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника,

3) лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества ограниченной ответственностью,

4) руководитель должника.

Требования к указанным лицам могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.

В соответствии с п.3 ст. 56 ГК РФ: если банкротство юридического лица вызвано лицами (учредителями, участниками, собственником имущества юридического лица или другими), которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо имеют возможность определять его действия иным образом, то в случае недостаточности имущества юридического лица на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Это же правило закреплено в п. 2 ст. 105, п. 7 ст. 114 ГК РФ, п. 3 ст. 6 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", п. 3 ст. 6 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", п. 2 ст. 7 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" и ст. 10 Закона о банкротстве.

Для привлечения лица к субсидиарной ответственности необходима совокупность ряда условий: 

1) наличие у привлекаемого лица права давать обязательные для руководимого им юридического лица указания, либо возможности иным образом определять действия данного юридического лица,

2) совершение им действий, свидетельствующих об использовании такого права или возможности,

3) наличие причинно-следственной связи между использованием им своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и наступлением несостоятельности (банкротства) последнего,

4) недостаточность имущества у должника для удовлетворения требований кредиторов.

При этом к субсидиарной ответственности указанные лица могут быть привлечены только в случае признания должника банкротом. Иными словами, кредитор не вправе требовать их привлечения к субсидиарной ответственности на стадии, когда, например, руководство должника приняло решение о признании его банкротом (Постановление ФАС ВСО от 22.09.1997 по делу N Ф04/1177-237/A03-97).

Если решение о банкротстве должника не принято, вопрос о преднамеренном банкротстве не обсуждался судом, то нет никаких оснований для привлечения учредителей должника или иных лиц, имеющих право давать ему обязательные к исполнению указания, к субсидиарной ответственности (Постановление ФАС ЦО от 20.12.2005 по делу N А35-749/05-C5).

С другой стороны, для привлечения виновных лиц к субсидиарной ответственности не требуется окончания процедуры банкротства при наличии доказательств отсутствия у должника имущества для пополнения конкурсной массы, что устанавливается в процессе банкротства (Постановление ФАС МО от 01.02.2010 N КГ-А40/15153-09 по делу N А40-94681/08-88-249).

Для выяснения перечня обстоятельств, имеющих доказательственное значение, которыми руководствуется суд принимая решение о привлечении к субсидиарной ответственности, обратимся к Определению ВАС РФ от 29.04.2013 N ВАС-11134/12 в деле № А60-1260/2009 Арбитражного суда Свердловской области.

Контролирующее лицо ООО "УралСнабКомплект" было привлечено к субсидиарной ответственности на основе следующих обстоятельств, установленных судом:

- все лица, являвшиеся в разное время участниками общества "УралСнабКомплект", так или иначе имели отношение к контролирующему лицу;

- общее собрание участников общества функционировало лишь формально, сами лица, числившиеся участниками, юридически значимые действия в своей воле и в своем интересе не совершали;

- фактически контроль осуществляло привлеченное к субсидиарной ответственности лицо, которое определяло действия органов управления должником через лиц, находившихся в зависимости от него;

- анализ ряда крупных сделок должника свидетельствует о том, что они совершались при отсутствии какого-либо разумного экономического обоснования, в ущерб интересам должника, повлекли за собой утрату ликвидных активов в виде денежных средств, банковских векселей, направлены на вывод активов в подконтрольные лично привлекаемому к субсидиарной ответственности лицу организации;

- использование привлекаемым к субсидиарной ответственности лицом своих возможностей в отношении должника, совершенные в связи с этим должником действия находятся в причинно-следственной связи с банкротством последнего;

- при этом отсутствуют должные доказательства наличия имущества, которое могло бы пополнить конкурсную массу и за счет которого могли бы быть удовлетворены требования кредиторов.

Согласно статье 65 АПК РФ бремя доказывания фактов, подтверждающих причинно-следственную связь между признанием должника банкротом и действиями управляющих им лиц возлагается на кредитора или иное лицо, обращающееся в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности.

Непредставление таких доказательств исключает возможность возложения на виновных лиц субсидиарной ответственности (Постановление ФАС ПО от 15.06.2004 по делу N А12-20416/03-C35).

Надлежащими доказательствами по делу о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, управляющих должником, которые привели его к банкротству, могут быть, например, материалы уголовного дела в отношении них (Постановление ФАС МО от 30.06.2005 по делу N КГ-А40/5539-05-П), принятие решений об отчуждении имущества на момент, когда имелись признаки банкротства должника, его отчуждение по заниженной цене (Постановление ФАС ВВО от 14.05.2004 по делу N А79-1095/2003-СК2-1226) и др.

Виновное поведение контролирующих лиц может быть подтверждено их решением о выводе имущественных активов по заниженной цене, дачей указаний должнику принятия на себя долговых обязательств перед третьими лицами, подконтрольными им. Это могут быть выдача векселей, выдача займов, перевод долга и так далее.

Такие сделки, ведущие к банкротству, могут служить поводом для обращения кредитора в арбитражный суд с иском о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности.

Еще одним условием привлечения контролирующего должника лица является непосредственная причинная связь возникновения признаков банкротства, с действиями контролирующего лица, иначе в удовлетворении иска к контролирующему лицу может быть отказано.

Если директор занимается рискованной хозяйственной деятельностью, приводящей к невосполнимым финансовым потерям, то и в этом случае он должен возместить юридическому лицу денежные средства, потерянные по его вине, т.е. вследствие его недобросовестного или неразумного поведения.

В постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" раскрыты особенности привлечения к ответственности директоров хозяйственных обществ.

Как видим, в структуру гражданско-правовой ответственности входят: вред (неблагоприятные имущественные последствия для юридического лица); противоправное виновное поведение (недобросовестное или неразумное поведение директора или иного субъекта, нарушающее его обязанности перед юридическим лицом) либо бездействие и причинно-следственная связь между деянием и вредом.

Примером бездействия может служить незаявление о пропуске исковой давности по требованию, предъявленному к юридическому лицу, неоспаривание невыгодной оспоримой сделки. Каждый элемент ответственности подлежит доказыванию.

Противоправность поведения заключается в самом факте причинения убытков. Вина причинителя заключается в том, что он не действовал добросовестно или разумно.

Некоторые считают, что отсутствие документов о деятельности юридического лица является непреодолимым препятствием для исчисления размера убытков, причиненных юридическому лицу директором, полагая, что без документов его нельзя правильно рассчитать.

Если по данным бухгалтерского баланса, переданного в налоговую инспекцию, можно сделать вывод, что недавно у юридического лица были активы, то уже директор должен при помощи документов оправдаться и показать, куда эти активы исчезли.

Рассмотрим некоторые случаи привлечения к субсидиарной ответственности.

Согласно ч.2 ст.10 Закона о банкротстве, если руководитель должника в кратчайший срок, но не более 1 месяца с момента, когда ему стало известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, не обратится с требованием о банкротстве, то он может быть привлечен к субсидиарной ответственности.

Для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности достаточно доказать факт неплатежеспособности должника и осведомленность руководителя должника об этом.

Перед подачей в суд заявления о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности следует иметь в виду что в силу статьи 59 Закона N 127-ФЗ лицо, обратившееся в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, возмещает расходы в деле о банкротстве в случае недостаточности имущества должника, поэтому в каждом случае нужно оценивать целесообразность инициирования процедуры банкротства.

Необходимо сказать, что требование о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, а в случае, когда рассмотрение такого дела завершено, конкурсное производство окончено, должник ликвидирован, о чем соответствующая запись внесена в ЕГРЮЛ, такой иск к руководителю должника - физическому лицу подлежит разрешению в суде общей юрисдикции (ответ на вопрос № 8 Обзора судебной практики ВС РФ за I квартал 2012 года).

Согласно п. 5 ст. 10 Закона N 127-ФЗ руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом, отсутствуют или не содержат информации об имуществе и обязательствах должника и их движении, либо если указанная информация искажена. То есть субсидиарная ответственность руководителя должника наступает при наличии одного из перечисленных случаев:

-если бухгалтерские документы или отчетность отсутствуют,

-не содержат информации об имуществе и обязательствах должника,

-содержат заведомо искаженную информацию.

При этом не требуется в качестве обязательного условия наступления несостоятельности (банкротства) должника. Исходя из изложенного, для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности не подлежит доказыванию наличие причинной связи между наступлением банкротства должника и вышеперечисленными случаями (Постановление ФАС ЗСО от 21.09.2012 по делу N А45-173/2011).

Инициатива организации и передачи конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей должника в силу закона, возлагается на руководителя должника, причем передача должна быть осуществлена в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего.

Уклонение передачи конкурсному управляющему руководителем должника бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей должника в установленный Законом N 127-ФЗ срок расценивается как отсутствие у должника бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей должника.

При этом на руководителя должника возлагается бремя доказывания наличия уважительных причин непредставления им бухгалтерской документации и материальных ценностей должника и наличия их в действительности (Постановление ФАС ЗСО от 25.10.2012 по делу N А46-3304/2011).

Субъектом субсидиарной ответственности по данному основанию будет то лицо, которое в период до возбуждения дела о банкротстве являлось руководителем должника, поскольку именно оно должно было передать арбитражному управляющему документацию о финансово-хозяйственной деятельности должника, печати, штампы и материальные ценности (Постановление ФАС ВВО от 12.12.2012 по делу N А43-31419/2009).

Однако даже при исключении записи из ЕГРЮЛ о конкретном руководителе возможно привлечь его к субсидиарной ответственности, если будет установлено, что он и после ее исключения продолжал руководить обществом, располагал соответствующими документами и материальными ценностями должника (Постановление ФАС ВВО от 06.02.2013 по делу N А79-3344/2011).

На основе анализа судебной практики приходим к выводу, что основными недостатками субсидиарной ответственности контролирующих лиц являются:

1) наличие наряду с основным должником другого должника, чья ответственность встроена в правоотношение "должник - контролирующее лицо", а не "кредитор должника - контролирующее лицо";

2) исключение из правила о самостоятельности ответственности юридического лица по своим долгам;

3) отсутствие в арбитражной практике критериев применения субсидиарной ответственности.

Цель института субсидиарной ответственности - наказать тех, чье виновное поведение привело к банкротству должника.

Контролирующее лицо здесь отвечает именно в силу того, что в результате его поведения должник стал неплатежеспособным и не может удовлетворить требования кредиторов.

В этом и заключается основание его ответственности, а не в том, что основное (договорное) обязательство не исполнено либо основной должник совершил деликт, и он как второй должник, привлекаемый в субсидиарном порядке, несет ответственность из соответствующего договора, заключенного основным должником, или совершенного им деликта. То есть контролирующее лицо несет ответственность скорее за свои действия, чем за действия должника.

По наличию этого признака субсидиарная и деликатная ответственности в российском праве схожи.

На наш взгляд, субсидиарную ответственность контролирующих лиц , чьи решения привели к банкротству компании следует считать разновидностью деликтной ответственности.

Размер субсидиарной ответственности не должен превышать размер ответственности основного должника.

По общему правилу размер субсидиарной ответственности равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве; п.7 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".

Этим ограничением размера субсидиарная ответственность отличается от деликтной.

Субсидиарная ответственность определяется математически разницей между активами и пассивами; причем эта разница совершенно необязательно будет равна размеру причиненного конкурсной массе вреда и отклонения возможны в обе стороны.

К примеру: размер пассивов должника, превышающий размер активов, равен 200, но он, пользуясь тем, что кредиторам неизвестна его фактическая неплатежеспособность, получает новые кредиты. В этих обстоятельствах контролирующее лицо причиняет должнику убытки (выводит активы любым из известных способов) на 30; размер пассивов теперь составляет 230 и вследствие этого должник банкротится. Получается, что на самом деле контролирующее лицо причинило вред на 30 (под вредом понимается, по сути, доведение до банкротства), а к ответственности его привлекут на 230, если подходить к этому вопросу сугубо формально и считать, что размер субсидиарной ответственности контролирующего лица равен разнице между суммой непогашенных требований и суммой, вырученной от реализации имущества должника. Справедливо ли, чтобы в данном случае деликтная ответственность присуждала виновное лицо к уплате 30, а субсидиарная налагала на него выплату 230? Очевидно, что нет.

Задачу сгладить подобные несправедливые ситуации выполняет абзац 9 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве: "Размер ответственности контролирующего должника лица подлежит соответствующему уменьшению, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого лица".

Теперь суды сначала определяют размер субсидиарной ответственности, затем считают размер деликтной ответственности, сравнивают их между собой и выводят справедливую цифру.

Субсидиарная ответственность при банкротстве не демонстрирует никаких отличий от деликтной ответственности и в том случае, когда в конкурсную массу возвращается какое-либо имущество в результате оспаривания подозрительных сделок, совершенных контролирующим лицом или с его одобрения. Как мы писали выше, при деликтной ответственности возвращенные в массу средства уменьшают размер причиненного вреда. При субсидиарной ответственности, будучи активами, они участвуют в подсчете разницы между пассивами и активами. Результат одинаков. Таким образом, преимущества субсидиарной ответственности перед деликтной не существует.

Встречаются случаи изъятия имущества предприятия собственником с последующим банкротством общества.

Чаще всего требования о привлечении к субсидиарной ответственности собственника имущества предприятия отклонялись арбитражными судами со следующей мотивировкой: изъятие имущества не являлось причиной возникновения несостоятельности должника (унитарного предприятия), ее причиной являлись финансовые трудности, образовавшиеся ранее.

То есть суды не усматривали вину собственника имущества, даже в результате его действий не были удовлетворены требования всех кредиторов.

Например, определения ВАС РФ от 22.07.2013 N ВАС-9147/13, от 04.07.2013 N ВАС-8205/13, от 19.04.2013 N ВАС-5058/13, от 18.03.2013 N 16349/13, от 10.12.2012 N ВАС-16349/12, от 16.07.2012 N 9753/12 и соответствующие судебные акты нижестоящих судов).

На наш взгляд, что институт субсидиарной ответственности не рассчитан на то, чтобы к подобной ответственности привлекали часто, поскольку он является исключением из принципа самостоятельности юридического лица.

Вместе с тем, кредиторы имеют возможность оспаривания действий, в частности сделок должника.

Показательным в этом отношении является дело N А79-7776/2007 Арбитражного суда Чувашской Республики, рассмотренное Президиумом ВАС РФ в 2008 г. (постановление Президиума ВАС РФ от 18.11.2008 N 10984/08).

Этим делом ВАС РФ выразил негативное отношение к изъятию имущества МУП после накопления им долгов, последующего создания нового МУП.

Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Конкурсный кредитор действует в интересе конкурсной массы и взыскание судом должно быть произведено с ответчика в ее пользу, например конкурсный управляющий.

В п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве указано, что если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

То есть законодатель стимулирует конкурсных управляющих заявлять требования сразу же после открытия конкурсного производства.

Общее правило сформулировано в постановлении Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 N 219/12: "...необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок (речь шла о сроке исковой давности для предъявления требования о привлечении к субсидиарной ответственности может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы". В то же время судебной практикой иногда (в частности, определением ВАС РФ от 06.05.2013 N ВАС-4989/13 и принятыми по данному обособленному спору иными судебными актами) признается возможность отступлений от этого правила: "Исходя из фактических обстоятельств дела (в частности, отсутствие доказательств увеличения рыночной стоимости активов должника, взыскание дебиторской задолженности конкурсным управляющим должником), в том числе учитывая специфику деятельности должника как кредитной организации <...> суд апелляционной инстанции пришел к выводу о возможности определения размера субсидиарной задолженности на основании представленного конкурсным управляющим отчета об оценке имущества должника".

Как видим, институт субсидиарной ответственности несовершенен.

Судебная практика не в состоянии ликвидировать пробелы законодательства судебными постановлениями по конкретным делам.

Процесс управления юридическим лицом урегулирован в законе в самых общих чертах. Отсутствует доктринальное описание требований к лицам, занимающим должности в органах управления юридических лиц. В результате оценка добросовестности и разумности поведения зависит от широты судейского усмотрения. Поэтому в одних случаях одни и те же действия могут признаваться правомерными, в других - неправомерными.

Для совершенствования института субсидиарной ответственности требуется большая законодательная работа, которую не могут заменить судебные постановления и разъяснения. 

Теги: Коммерческие споры, Корпоративное право

Возврат к списку

Оставьте Ваше сообщение:

Заполните форму обратной связи и наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

 
Выберите офис для обращения:*
Имя*
Е-mail*
Телефон
Ваше сообщение*
Защита от спама, отметьте пункт ниже:*
 

* - Поля, обязательные для заполнения